Переговоры еще даже не начались

Переговоры еще даже не начались

Позиции Украины на переговорах с Россией остаются достаточно сильными, чтобы не принимать ультиматум России, а требовать деоккупации. Об этом frontnews заявил доктор политических наук, преподаватель Киевского Национального университета Петр Олещук.

 

Зачем после первого раунда переговоров, прошедших 28 февраля, Россия активизировала авиа и артиллерийские удары по украинским городам, если уже заявили о готовности встречаться вновь? Если прибегли к дипломатическому формату, то насколько целесообразно воевать?

Я, честно говоря, думаю, что таким образом, они пытаются влиять на украинское общество, стремясь его деморализовать, чтобы ослабить сопротивление. Это привычная для них тактика. Блицкриг не получился, захватить все цели не получилось, поэтому они переходят к подобному психологическому давлению, давить на украинское общество. У них, конечно, ничего не получится, но в итоге они совершат очень много военных преступлений вдобавок к тем, которые уже совершили.

Они пришли к формату войны третьего рейха.

 

Эти удары - только элемент запугивания. Поскольку у них не осталось резервов для наземной операции, или, наоборот - у них достаточно силы, они готовятся для новых наземных атак силами бронетанковых войск и мотопехоты?

Да, конечно, они могут готовиться, могут и прорваться, но это совсем не означает, что они смогут там закрепиться, потому что сопротивление очень сильное - настоящее народное сопротивление.

 

Не является ли такая позиция проигрышной, ведь мировое сообщество будет теперь более нетерпимо к политике России и ее требованиям на переговорах?

Да, конечно, это повлияет на восприятие другими странами. Но трудно сказать, какую стратегию они сейчас изберут. Одна стратегия у них провалилась, теперь они спешно разрабатывают новую, и в чем она заключается - сказать сложно. Пока что я вижу, что они полностью провалили свою дипломатическую линии и сосредоточились исключительно на попытках психологического давления на украинское общества. Но это ничего не принесет кроме разрушения и жертв..

 

Как отнеслись к тому, что в переговорах участвует Мединский?

Безразлично. У нас он, фактически, неизвестная фигура, и то, какие одиозные поступки он совершил и что сделал - не имеет значение. Все понимают, что эта фигура ничего не решает, и только озвучивает наратив Кремля.

 

Действительно ли одним из требований украинской стороны на данном этапе была деоккупация Крыма?

Скорее всего, действительно, вопрос деоккупации Крыма был принят, потому что в делегацию был включен Ильви Умеров - один из лидеров крымских татар. Очевидно, что его включили в состав делегации только для того, чтобы поднять вопрос Крыма.

 

Насколько было оправдано решение начать переговоры без международных посредников?

Честно говоря, нужно понимать: то, что сейчас происходит - даже переговорами назвать трудно. Скорее это - предварительные консультации перед переговорами. Мы даже не знаем, сколько будет раундов таких консультаций. Возможно, на определенном этапе появятся и другие участники этих процессов. Пока что говорить о том, что какие-то процессы продвигаются, не приходится. Стороны пока только выложили свои позиции. Посмотрим, как предъявленные пункты будут обсуждаться дальше.

Front News

 

Беслан Кмузов

 





Позиции Украины на переговорах с Россией остаются достаточно сильными, чтобы не принимать ультиматум России, а требовать деоккупации. Об этом frontnews заявил доктор политических наук, преподаватель Киевского Национального университета Петр Олещук.

 

Зачем после первого раунда переговоров, прошедших 28 февраля, Россия активизировала авиа и артиллерийские удары по украинским городам, если уже заявили о готовности встречаться вновь? Если прибегли к дипломатическому формату, то насколько целесообразно воевать?

Я, честно говоря, думаю, что таким образом, они пытаются влиять на украинское общество, стремясь его деморализовать, чтобы ослабить сопротивление. Это привычная для них тактика. Блицкриг не получился, захватить все цели не получилось, поэтому они переходят к подобному психологическому давлению, давить на украинское общество. У них, конечно, ничего не получится, но в итоге они совершат очень много военных преступлений вдобавок к тем, которые уже совершили.

Они пришли к формату войны третьего рейха.

 

Эти удары - только элемент запугивания. Поскольку у них не осталось резервов для наземной операции, или, наоборот - у них достаточно силы, они готовятся для новых наземных атак силами бронетанковых войск и мотопехоты?

Да, конечно, они могут готовиться, могут и прорваться, но это совсем не означает, что они смогут там закрепиться, потому что сопротивление очень сильное - настоящее народное сопротивление.

 

Не является ли такая позиция проигрышной, ведь мировое сообщество будет теперь более нетерпимо к политике России и ее требованиям на переговорах?

Да, конечно, это повлияет на восприятие другими странами. Но трудно сказать, какую стратегию они сейчас изберут. Одна стратегия у них провалилась, теперь они спешно разрабатывают новую, и в чем она заключается - сказать сложно. Пока что я вижу, что они полностью провалили свою дипломатическую линии и сосредоточились исключительно на попытках психологического давления на украинское общества. Но это ничего не принесет кроме разрушения и жертв..

 

Как отнеслись к тому, что в переговорах участвует Мединский?

Безразлично. У нас он, фактически, неизвестная фигура, и то, какие одиозные поступки он совершил и что сделал - не имеет значение. Все понимают, что эта фигура ничего не решает, и только озвучивает наратив Кремля.

 

Действительно ли одним из требований украинской стороны на данном этапе была деоккупация Крыма?

Скорее всего, действительно, вопрос деоккупации Крыма был принят, потому что в делегацию был включен Ильви Умеров - один из лидеров крымских татар. Очевидно, что его включили в состав делегации только для того, чтобы поднять вопрос Крыма.

 

Насколько было оправдано решение начать переговоры без международных посредников?

Честно говоря, нужно понимать: то, что сейчас происходит - даже переговорами назвать трудно. Скорее это - предварительные консультации перед переговорами. Мы даже не знаем, сколько будет раундов таких консультаций. Возможно, на определенном этапе появятся и другие участники этих процессов. Пока что говорить о том, что какие-то процессы продвигаются, не приходится. Стороны пока только выложили свои позиции. Посмотрим, как предъявленные пункты будут обсуждаться дальше.

Front News

 

Беслан Кмузов